Фото: Из семейного архива

Для добра не существует границ - реальная история про человечность

31 December 2018, 08:27
В канун Нового года все мы: и взрослые, и дети - как никогда, мечтаем о чуде. Для кого-то оно заключается в чем-то вещественном: игрушке, увиденной в магазине, платье из дорогого бутика, машине, драгоценностях… 

Кто-то своим «чудом» считает исполнение заветного желания. Но, пожалуй, вряд ли сейчас кто-то решит возразить - чем, как не волшебством, можно считать руку помощи, протянутую в тот момент, когда так остро нуждаешься в ней?

За несколько дней до главного зимнего праздника в одном из городских кафе я встретилась с очень приятной собеседницей.  Ольга - а именно так звали мою новую знакомую - хотела поделиться с нашими читателями историей, которая произошла с ее семьей. «Чтобы они знали: надежда есть всегда», - подчеркнула женщина. И то верно.

- Я сама несколько лет живу за границей, - начала свой рассказ Ольга. - Но родом я из Пензенской области, и мои родители живут в Бессоновке. Как-то приехала навестить их с ребенком, целый месяц жила. В какой-то момент заметила, что папа резко начал худеть. Сразу заподозрили неладное, начали уговаривать его сходить к врачу на осмотр.

Но это была огородная пора, самый сезон, поэтому он отговорился - дескать, некогда, «как урожай соберу, тогда и схожу». Потом начались боли, но даже они не убедили его пойти к врачу, несмотря на то, что уже даже наш знакомый,  главный врач МСЧ ОАО «ППО ЭВТ» им. А. Ревунова,  Геннадий Михайлович Шленчик, звал на осмотр. Не добившись, я вернулась домой.

К врачу Александр Матвеевич пошел уже осенью, после того, как расправился с делами. Диагноз оказался серьезным. Ужасающим. Рак четвертой стадии. Метастазы просматривались даже на простой флюорографии.

- Михаил Геннадьевич помог с анализами для госпитализации в онкодиспансер. Заведующий третьим хирургическим отделением Фуать Шамильевич Енгалычев провел сложнейшую операцию, длившуюся более четырех часов. Я сразу приехала к родителям, оставив ребенка. Мы с мамой по очереди начали ухаживать за отцом. После шести дней реанимации его перевели в обычную палату. Там папа начал меняться буквально на глазах: сначала узнал нас, потом начал отвечать на вопросы, приходить в себя.

За два дня до выписки Александра Матвеевича в Пензу приехали врачи из Израиля - профессионалы различного профиля, которые провели для пензенских медиков консультации и лекции. Среди них был и главный врач одной из ведущих клиник Хайфы - Медицинского центра «Хорев» Роман Барак. По стечению обстоятельств Ольга Александровна столкнулась с ним, когда искала лечащего врача своего отца - медик был на лекции израильского коллеги.

- Я стояла у входа в актовый зал. Вокруг меня было много людей. Стоявшие неподалеку парень с девушкой рассказали мне, что ждут доктора Барака, чтобы спросить у него совета. Когда врачи стали выходить, доктор вдруг увидел меня и сам подошел с вопросом, чего я жду. Я честно рассказала, что у меня здесь лежит отец, что ему сделали операцию, а доктор просто взял и сказал «Пойдем, посмотрим твоего папу».  Вы представляете? После лекции, не отдохнув, отменив все дела, он просто пошел к моему отцу.

Александр Матвеевич был удивлен. Обескуражен. Еще бы! Ни с того, ни с сего, в его палату вдруг зашли главврач Валерий Петрович Савельев, заведующая химиотерапией Евдокия Николаевна Тумаева, доктор Барак, Фуать Шамильевич. 

- Конечно, мой отец узнал и Савельева, и остальных, и очень сильно смутился при виде весьма представительного доктора Барака. Фуать Шамильевич рассказал ему об операции и о планах делать моему отцу химиотерапию, против чего доктор Барак возразил. Он сказал: «Вы хорошо себя чувствуете, идите домой, наслаждайтесь жизнью, не нужно делать химиотерапию».

После, в разговоре с Ольгой, израильский врач рассказал, что в регион он приехал по приглашению губернатора Ивана Белозерцева. Вместе со своими коллегами доктор Барак уже много лет реализовывает программу, цель которой - обмен опытом между коллегами и помощь нуждающимся людям. И именно в рамках этой программы врач пригласил отца Ольги на двухнедельное обследование в свою клинику, взяв на себя все расходы: билеты, проживание, еда.

- Конечно, папу пришлось долго уговаривать. Он не верил, что нам выпал такой уникальный шанс, говорил, что нас обманут, потом выставят счета. В какой-то момент я даже передала доктору наш отказ и уехала обратно к мужу и ребенку, но потом отец передумал. Я вернулась в Пензу, и мы отправились в Израиль, город Хайфу. Нас встретили у трапа самолета, помогли пройти паспортный контроль и привезли в гостиницу с окнами на море. На следующий день нас привезли в клинику.

Израильские специалисты на высоком уровне оценили, как сделали операцию их пензенские коллеги. До глубины души поразила обстановка учреждения: будто бы оказался дома и не покидал Россию. В зале ожидания - библиотека русскоязычных изданий классических произведений XIX-XX веков, по телевизору идут советские комедии, все вокруг говорят на нашем, родном языке! 

Две недели пролетели быстро из-за плотного графика: доктор Барак позаботился не только о здоровье своих гостей, но и об их отдыхе, организовав экскурсии к Стене плача и другим иерусалимским святыням. 

- Доктор даже пригласил нас к себе домой и познакомил с родителями. Его отец приготовил настоящий узбекский плов. Причем, как говорит доктор Барак, его пациенты - частые гости в доме его родителей. Пожилые люди каждый день стоят у плиты и готовы душевно встретить и выслушать в любое время. Сам врач показал нам лимонное дерево, растущее у него в саду. На нем было еще мало плодов, не так давно растет, а доктор все равно спросил меня «Хочешь, подарю?». Я пыталась отказаться, но он все равно сорвал лимон и протянул его нам. В этот момент я его сфотографировала. 

После этих слов Ольга показала мне сделанное ей фото. На нем доктор Барак смотрит в сторону с легкой улыбкой на губах. Удивительное дело: чем дольше я смотрю на него, тем спокойнее становится на душе, будто бы от фотографии веет добротой и мудростью.

- Доктор сделал нам подарок, оплатив один курс Сутента, который стоит в районе шести тысяч евро. После этого он начал уговаривать нас задержаться еще на неделю - чтобы проверить, как это лекарство будет действовать. Но мы не стали злоупотреблять гостеприимством, да и папа уже затосковал по дому. Вернувшись в Пензу, я пришла к Валерию Петровичу Савельеву и принесла результаты обследования в клинике «Хорев».

Нам сразу назначили лечение. Спустя некоторое время со мной связалась Евдокия Николаевна и сообщила, что здесь, в Пензе, мой отец сможет продолжить курс приема этого дорогостоящего лекарства. Плюс, из-за метастазов ему нужна стереотаксическая радиотерапия, которую делают только в Москве.  Валерий Петрович сумел договориться о проведении этой процедуры по квоте. 

После этого Ольга ненадолго замолкает, а после заканчивает свой рассказ:

- У меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность всем тем, кто помогал и помогает нам сейчас. То, что делают эти люди - это невероятно, и потому мне хочется, чтобы об этом узнало как можно больше людей. 

На этой приятной ноте мы попрощались. Рассказанное Ольгой не укладывалось у меня в голове, казалось чем-то сказочным, произошедшим где-то не в нашем мире. Дома я почитала статьи о докторе Бараке, и поняла, что для него помощь людям - это смысл жизни. Кто-то цинично хмыкнет - удачное стечение обстоятельств, подумаешь! Но я возражу этому человеку. Нет, бесспорно, это чудо. Чудо, что в нашем мире все еще существуют люди, которые искренне мечтают помощь другим. Люди, для чьей доброты не существуют политики, границ между странами, предрассудков и прочего. Люди, которые делают то, что должны, в общем-то, делать все мы. 

И знаете, такие истории вселяют в меня веру в человечество.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Бюро The Penza Post от всей души желает Александру Матвеевичу выздоровления!

Екатерина БЕЛЯКОВА

    Источник фото в тексте - Из семейного архива

    Россия и мир
    Загрузка...
    Социальные комментарии Cackle
    Опрос
    Как Вы оцениваете возврат экс-подсудимого Валерия Савина во власть?

     Несомненное благо. Государственник и гений менеджмента там и должен быть
     Победа бочкаревской мафии, плевок в Белозерцева и начало конца власти

    Дайджест СМИ