Тема химоружия, «Мертвого озера» и Леонидовки в сенсационной публицистике мэтра пера Александра Кислова

31 января 2019, 09:38 Просмотров: 2372
Как мы и предполагали, тема доконвенционального, как выразился Председатель Пензенского Правительства Николай Симонов, уничтожения химического оружия в пригороде Пензы, вызвала бурные отклики горожан.

 

ПОЛНЫЙ ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ ФОТОРЕПОРТАЖ + ВИДЕО - ЗДЕСЬ.

 

Напомним, на фоне катастрофической ситуации с онкологией в Пензе и области сразу две VIP-персоны - Валерий Савельев, главврач пензенского областного онкологического диспансера, бывший глава города Пензы и Николай Симонов, Председатель Правительства Пензенской области с трибуны Совета Федерации публично высказались по ситуации, что сняло покровы тайны с Леонидовки и темы химоружия в целом.

Сегодня мы публикуем с любезного согласия Александра Кислова, признанного мэтра пензенской журналистики, аутентичные фрагменты его статьи с минимальными изъятиями правового характера для газеты "Версты" в уже далеком 1998 году - "статья готовилась по заказу газеты "Версты". Была такая, лужковско-примаковская. Я с ней тоже сотрудничал. В ней и напечатана статья. Номера у меня нет, в Пензе газета не распространялась", - написал нам Александр Иванович в сопроводительной ремарке, предоставляя рукопись материала под названием "Смертельный квадрат" из собственного архива, за что ему особая благодарность от Бюро The Penza Post и его поЧитателей...

"Летом 1963 года в живописном селе Золотаревка, что в двух десятках километров от Пензы, случилось чудо. После проливного дождя из пруда, расположенного вдоль главной улицы, на берег вдруг полезли полчища раков. Потом на песок стала выбрасываться рыба:  лещи размером с лопату, судаки по локоть, а также плотва и прочая мелочь. Народ сперва обрадовался, стал рыбу собирать и солить. Но потом в деревню приехали начальники из областного центра, и объявили, что рыбу есть нельзя, она отравлена. Запретили также купаться в пруду и полоскать в нем белье. 
-Все равно ели, и купались,-рассказывал старожил Николай Юхачев. –Например, мой сосед Вася Аккуратов. А потом он помер. 
Только недавно открылась миру жуткая тайна о причинах того катаклизма. 
По-соседству от Золотаревки расположено село Леонидовка, знаменитое тем, что здесь находится секретная в недалеком прошлом база хранения химических боеприпасов. Создавалась она еще до войны. Сегодня, по утверждению известного академика-эколога, президента союза «За химическую безопасность» Льва Федорова, здесь хранятся боевые отравляющие вещества второго поколения-зарин, зоман, V-газ. Запасы составляют 6,6 тысячи тонн-17,2 процента от общего количества химоружия, накопленного в России. Как признают специалисты, база в Леонидовке входит в число самых опасных объектов на территории бывшего СССР. 
В конце 50-х-начале 60-х годов было принято решение часть накопленных запасов уничтожить. Технологию упростили до предела. Авиабомбы с синильной кислотой, люизитом вывозили на ближайшую лесную поляну, ставили в ряд, и расстреливали из пулемета или карабинов. Мне довелось побывать на месте расстрела-там до сих пор лежат продырявленные оболочки стокилограммовых бомб. Таким образом было уничтожено около 200 вагонов химических боеприпасов. 
Бомбы с более опасным ОВ-фосгеном-уничтожали еще более варварским способом. Между Леонидовкой и Золотаревкой располагается торфяное озеро, в прошлом-любимое место охотников на утку. Фосген при плюсовой температуре кипит, поэтому уничтожали его зимой. Двухсоткилограммовые бомбы свозили к озеру, накатывали по льду к проруби, свинчивали наливную пробку, и сливали содержимое в воду. Если пробка не отвинчивалась, бомбу расстреливали. Работали несколько зим подряд, и слили в озеро фосген из 400 вагонов бомб. 
Владимир Пахомов, прослуживший на химбазе с 1952 по 1974 год, и принимавший участие в уничтожении боеприпасов, получил цирроз печени, воспаление кишечника, растройство нервной системы. Майор Зыков, которому струя иприта попала за шиворот при расстреле авиабомб, скончался от рака пищевода. Прямо на торфяном озере умер от отека легких рядовой Юрий Никитин: фосген просочился через противогаз. Ушли в мир иной офицеры Алескер, Горев, Гудин, Спиридонов, Павлов.     
А через год после завершения операции по уничтожению фосгеновых бомб в пору проливных дождей озеро переполнилось, и вода оврагом устремилась в Золотаревку. Тогда-то раки на берег и полезли. 
Прошло четверть века. Торфяное озеро теперь зовут Мертвым. Весь березняк вокруг него высох, трава не растет, рыбы нет. И утка здесь больше не садится.
В многонаселенной Леонидовке с содроганием вспоминают об этих фактах. Хорошо помнят и пожар на складе взрывателей в 1985 году, и то, как при отборе проб на химбазе вырвался наружу столб иприта высотой 25 метров, и двинулся в сторону детского сада. Едва успели тогда вывести детей. Здесь давно уже живут как на вулкане. 
В начале 1995 года в Леонидовку приехал заместитель главнокомандующего химическими войсками Минобороны РФ генерал Юрий Тарасевич, и сообщил, что согласно решению правительства от 01.08.95 г. здесь будет строиться производство по уничтожению химического оружия. 
Народ ахнул. Пензенский экологический клуб при поддержке местных депутатов потребовал референдума. Ведь, согласно Конституции, именно народу принадлежит право решать: быть или не быть на территории региона подобным объектам. На этот призыв власти не обратили внимания. Общественники пишут запрос руководителям страны и области: намерены ли они отселить жителей из опасной зоны, как это предусмотрено законом РФ «Об уничтожении химического оружия», принятым 27 декабря 1996 года? 
Им хладнокровно отвечают: не намерены.
Председатель областного отделения союза «За химическую безопасность» Юрий Вобликов, отчаявшись пробить чиновную стену, крупно, так, чтобы было видно из окон проходящих мимо поездов, написал на заборе жительницы Леонидовки Маргариты Соколовой: «Химоружию-нет!». Служивые с химбазы, дождавшись, когда хозяйка отойдет от дома, живо закрасили надпись зеленой краской. После этого Вобликов начертал на соседнем заборе еще крупней: «Мы-за референдум!». Военные обновили и этот забор. И тут к «зеленым» толпой повалили местные жители: напишите и нам чего-нибудь экологического.
Кроме заборов, предложили и крыши. 
Одним словом, ситуация-серьезней некуда. Жители округи попали в капкан. Федеральное начальство ссылается на программу уничтожения химического оружия, принятую в 1990 году. Согласно этому документу, химоружие должно уничтожаться в местах хранения. Дескать, этот вопрос обсуждению не подлежит. Какой губернатор допустит, чтобы к нему на территорию повезли опасный груз? Нет, если уж вы в свое время удостоились чести иметь химбазу, то будьте добры –сами и уничтожайте ее. Речь может идти лишь о технологии работ. Но и ее должны рассматривать специалисты.
Федеральным начальникам подпевают местные. Более того, борются за право иметь на своей территории это производство, рассчитанное на 2,5 тысячи рабочих мест. 
-Это вопрос и статуса города, и занятости людей, -заявляет, к примеру Вячеслав Сергеев, глава администрации закрытого города Заречного.  Того, где размещено ПО «Старт». И того, под чью опеку планируют перевести многострадальную Леонидовку с химбазой.
–У нас 4,5 тысячи безработных, которых нужно трудоустроить. 
Сергеев уже все продумал, и средства, которые предполагается выделить на новый завод, мысленно поделил. Например, основные суммы, что предусмотрены проектом на социальную сферу, пойдут в Заречный. А как же? Ведь на опасном заводе в Леонидовке будут работать, рискуя здоровьем, и кадры из этого города. Вахтовым методом. А жить, лечиться, отдыхать-в Заречном. 
Ученые, военные и гражданские начальники убеждают, что новый завод совершенно безопасен и, более того, обещает большие блага людям, населяющим эту зону. Но я не зря столь подробно рассказал, как совсем недавно здесь уничтожали бомбы, начиненные смертельными ОВ. Где гарантия, что такое не повторится? Да, технология другая. Но люди те же! Судя по пренебрежению руководителей всех рангов к Конституции и федеральному закону, психология ничуть не изменилась.
Изменились обстоятельства. Теперь, случись что, последствия будут иметь характер глобальной экологической катастрофы.   
В-общем, народу опять ничего не остается, как смириться с принятыми решениями. Оказывается, на Конституцию есть еще и некая федеральная программа. И она гораздо важней Основного закона. А вопросы технологии решат специалисты. 
Он может быть только сталкером, этот народ. И заложником. Опасных решений ленинского ЦК. Карьеристских устремлений генералов. Глупой активности местных чиновников, живущих одним днем. Вот уж который десяток лет полумиллионная Пенза и обширная территория округа живут в зоне особого риска. Потому, что треугольник опасных объектов, к которому теперь стараются добавить еще один угол, в любой момент может обернуться Хиросимой, Нагасаки и Чернобылем вместе взятыми.
18.09.98. Александр Кислов".
 
 
 
ЕЩЕ ПО ТЕМЕ: 
 
 
 
 
 

    Россия и мир
    Загрузка...
    Социальные комментарии Cackle
    Опрос
    «Дело Савина». Чем закончится судебный процесс над его участниками

     Все трое будут оправданы (Савин, Ширшина, Титкова), дело рассыплется
     Все трое получат реальные сроки заключения (с отсидкой в тюрьме)
     Савин, Титкова - реальные сроки, Ширшина - условно (с отсрочкой) как Мать
     Все трое получат условные сроки наказания

    Дайджест СМИ