Фото: penzanews.ru

Право быть услышанным - Павел Арзамасцев

29 December 2015, 12:53
В Пензенской области кроме множества государственных и коммерческих юридических контор имеется десятка полтора общественных организаций, позиционирующих себя как правозащитные. Которые получают средства из бюджета в форме субсидий и грантов. Сравнительно небольшие средства, но все же получают. Причем суммы растут. В прошлом году три организации получили субсидии на сумму 500 тысяч рублей, в этом году уже семь организаций получат 810 тысяч. Плюс – три миллиона рублей в качестве президентского гранта получил Фонд «Покров» на создание правозащитного сайта.

И давайте попробуем разобраться – на что уходят эти деньги. Возьмем только один вид правозащитной деятельности – защиту прав потребителей.

В марте 2013 года в пензенском Институте народосбережения (ныне, увы, закрытом) мы провели опрос на тему: «Насколько у нас доступны базовые права потребителей, которые действуют практически во всем мире?

Оценка проводилась по 10-ти балльной шкале, опрошено 350 респондентов, в том числе и в двух фокусных группах: «Журналисты» (75 человек) и «Чиновники» (94). Результаты были вполне ожидаемы, но все же несколько шокировали:

 

Право на информацию оценено в 4,88 баллов;

Право на безопасность – 3,33;

Право на выбор – 5,51;

Право быть услышанным – 2,97;

Право на возмещение ущерба – 4,08;

Право на потребительское образование – 4,33;

Право на удовлетворение базовых потребностей – 4,89;

Право на здоровую окружающую среду – 2,5.

 

Как видите, выше пяти баллов оценено только «Право на выбор». Но еще интереснее результаты в фокус-группах. «Журналисты», которым сам бог велел иметь «право быть услышанными» оценили свое право в 3,09 балла – чуть выше среднестатистического. По сути дела, пензенские журналисты расписались в своей беспомощности и неэффективности. И глядя на то, что происходит в других СМИ, есть серьезные основания полагать, что такая же ситуация и в целом по России.

Удивили и «чиновники» — свое «право на возмещение ущерба» они оценили всего в 5,25 балла, что хотя и выше среднестатистического, но все равно мало и наводит на печальные мысли – если столь низко оценивают свои возможности сильные мира сего, то что же говорить о простых смертных?

Ну, и конечно, ничтожно низкая оценка «права на здоровую окружающую среду» — здесь просто без комментариев.

Прошло почти три года, но ситуация по некоторым показателям ничуть не улучшилась.

Давайте поподробнее рассмотрим только два из них: право на выбор и право быть услышанным.

Когда в России был взят курс на импортозамещение, то мы решили проверить одно из самых слабых звеньев отечественной промышленности – производство лекарственных препаратов, (выпуск отечественного инсулина, например).

Но тема собственно лекарственного импортозамещения требует отдельного разговора, а разговор сейчас о правах потребителей. Поэтому просто расскажу, какие весьма любопытные подробности выплыли в ходе даже самого беглого изучения рынка лекарственных препаратов. В частности, о такой негативной тенденции, когда из продажи «вымываются» дешевые лекарственные препараты путем их замены на точно такие же, но в более дорогой упаковке.

Конкретный пример: препарат «цитрамон» в обычной бумажной «пластинке» из 10 таблеток стоит 7 рублей. Две «пластинки» по 10 таблеток точно такого же цитрамона, но в красивой глянцевой коробочке стоят уже 42 рубля. 7 рублей умножаем на 2, получаем 14, 42 делим на 14…. Получается, что цитрамон в коробке стоит в три раза дороже! То есть, стоимость упаковки в данном случае составляет 66 процентов от стоимости самого лекарства! При этом в аптеках наличествует только один вид лекарства – более дорогой. Что явно нарушает один из главных постулатов прав потребителя – право на выбор.

На редакционный запрос газеты «Новая альтернатива» на имя главы Ассоциации потребителей Пензенской области Л.В. Сидоровой был дан ответ, что они не усматривают здесь нарушения Закона РФ "О защите прав потребителей". Что ж, это действительно так – российский Закон, в отличие от мировой практики почему-то не предусматривает права на выбор. Но, по факту получается, что у нас имеется множество общественных организаций, якобы защищающих права граждан и получающих немалые средства в виде грантов (в этом году, например, напомню, на сумму 3 млн. 810 тыс. рублей.). А на деле же, когда возникает какая-то нестандартная проблема, не попадающая под действие Закона, реально потребительские права граждан никакая общественная организация защитить не может.

И главное – не хочет защищать. По сути – не хочет даже слышать о ней. Характерно, что на редакционный запрос адресованный главе Ассоциации ответ был получен не от главы, а от начальника юридического отдела А.В. Григорьева. Получается, что сама г-жа Сидорова нас не услышала? Хотя право быть услышанными у нас вроде бы есть. Или нет?

Не найдя «правды» и понимания в Ассоциации потребителей с аналогичным запросом обратились к губернатору Пензенской области И.А. Белозерцеву. Ситуация в общем-то повторилась – пришел схожий ответ от врио заместителя областного министра здравоохранения Н.Ю. Тюгаевой. Суть ответа – сделать ничего не можем. Общая суть переписки, учитывая должности и ранги отвечающих – ничего не хотим делать. Даже услышать вас не хотим. Хотя право быть услышанным у нас вроде бы есть. Или нет?

Право быть услышанным – очень важное для гражданского общества право. Ведь какую собственно информацию мы пытались донести до общественников и власть имущих? О копеечных таблетках? Да нет - о вещах куда более важных, а именно: о том, что под трескотню об импортзамещении идет насыщение рынка якобы новыми препаратами в красивой и яркой упаковке, и под соусом импортозамещения нам нагло и цинично врюхивают лекарства стоящие в разы дороже, чем они стоили еще вчера.

Разве по сути это не так?

Причем делается это при явном сговоре производителей и аптечных сетей. Поясняю: вывести на рынок лекарство, которое стоит втрое дороже своего полного аналога дело не только не простое, но и рискованное.

Закладывая на упаковку 66 процентов от стоимости самого лекарства, производитель здорово рискует. Поскольку, если в аптеках будут оба вида – цитрамон в «пластинах» по 10 штук стоимостью в 7 рублей, и цитрамон в коробках по 20 штук, но стоимостью 42 рубля, то нет никакой вероятности того, что будут брать цитрамон, который в три раза дороже. Наоборот – есть уверенность, что будут брать более дешевый цитрамон.

Поэтому, чтобы брали цитрамон в коробках, надо сделать так, чтобы рядом не было дешевого цитрамона в пластинах. Его там, естественно и нет.

Вывод - налицо сговор между производителями лекарств и аптечными сетями.

Еще один вывод – отсутствие в данном случае выбора. Поскольку отсутствует право на выбор. Закон о Защите прав потребителя в данном случае не работает.

Вывод – надо совершенствовать Закон.

Следующий вывод – отсутствие право на выбор никого не волнует. Ни власти, ни общественные организации. В данном, конкретном случае с цитрамоном ни власти, ни общественники нас просто не услышали. Никто даже не поинтересовался, в какой аптечной сети продается столь дорогой цитрамон. И какие еще лекарства продаются в упаковке, стоимость которой составляет 66 процентов от стоимости самого лекарства (пример с цитрамоном, как вы понимаете, далеко не единственный, он всего лишь самый вопиющий).

Нет, не поинтересовались. Следовательно, не захотели нас услышать. Ибо имеют право не слышать.

И отсюда еще один вывод – у нас фактически отсутствует право быть услышанным. Права такого нет ни в Законе о защите прав потребителей, ни в Конституции.

Отсюда последний вывод – необходимо менять Конституцию.

И чтобы это доказать – необходимость менять Конституцию, всего и нужно было-то купить в двух разных аптеках одно и то же лекарство, но по разной цене, да написать пару запросов. Парадокс: началось все с того, что не нашел в аптеке упаковки привычно дешевого цитрамона по 7 рублей, а кончилось – призывом изменить Конституцию.

В марте 2013 года право быть услышанным по десятибалльной шкале равнялось 2,97 балла.

В декабре 2015 – вопрос открытый.

P.S. За два года существования газеты «Новая альтернатива» мы написали более 200 запросов в различные инстанции и организации. Полностью адекватных ответов получили только 4 (четыре). Или 2 (два) процента. Что полностью подтверждает отсутствие в России права быть услышанным. А без такого права никакой диалог с гражданским обществом невозможен.

    Автор - Павел Арзамасцев
    Социальные комментарии Cackle
    Опрос
    Какое новое имя Пензы Вы бы одобрили в случае его смены?

     Долеград
     Долегорск
     Долесурск
     Иванодольск
     Сурскодольск

    Дайджест СМИ