Главная новость
Фото: penza.ru

Иван Белозерцев дал эксклюзивное интервью изданию "Коммерсант"

16 июня 2017, 08:34 Просмотров: 1376
По инициативе губернатора Ивана Белозерцева чиновники в Пензенской области должны будут предоставлять жителям региона отчет о своей работе. О том, почему был выбран такой формат диалога с населением, какие проблемы стоят перед регионом и как местные власти намерены их решать, господин Белозерцев рассказал в интервью „Ъ“.

«Важно увидеть проблему так, как ее видят люди» - Иван Белозерцев

— Ранее не доводилось слышать, чтобы кто-то из действующих глав субъектов отчитывался непосредственно перед избирателями, пусть даже это интересный формат для общения. Законодательство обязывает отчитываться перед депутатами, этого недостаточно?

— Я действительно придумываю сам себе всякие инициативы. В теории — да, на заксобрании отчитался — все нормально. Но мне всегда нравились такие встречи, я сам их планировал, когда был главой города и председателем Законодательного собрания. Когда люди из зала задают проблемные вопросы, сразу видно, где они стоят особенно остро, что не решается.

Мне нравится такая обратная связь. Я всегда народ чувствовал, с удовольствием иду во дворы, хотя и говорят, что губернатору это не положено по статусу. У людей проблем много, они их высказывать не боятся, но, когда терпеливо объясняешь, находишь решения, они становятся твоими единомышленниками. Может, и поругают, но в сложной ситуации поддержат и поймут. Я в этом убедился. Поэтому подумал и принял решение отчитаться перед избирателями. И теперь понимаю, что надо делать это каждый год. Мероприятие было открытым, пришли все, кто хотел, без ограничений. Присутствовали, кстати, представители многих политических партий. Мне кажется, это хороший формат.

— Всех чиновников заставите отчитываться?

— Да, я убежден, что главы всех муниципальных образований должны отчитываться, уже решение принято. Не только перед депутатским корпусом, что положено по уставу, а перед населением. И чиновники, и директора школ, и главные врачи больниц…

— А главные врачи зачем?

— А доступность здравоохранения — это одна из самых больших проблем. Не только у нас, а в принципе в России. И президент не случайно постоянно держит эту тему на контроле. К главному врачу всегда много вопросов: в очереди в поликлинике простояла, когда ребенок заболел, врачи без должного внимания отнеслись. Когда главврач все претензии выслушает, иначе начнет думать, будет учитывать замечания в своей работе. Обязательно на отчете должен присутствовать министр или заместитель министра, потому что, когда просто отвечаешь людям — одно, а когда в присутствии своего начальника — совсем другое. Дисциплинирует. Важно увидеть проблему так, как ее видят люди.

— В отчете о 2016 годе вы отметили рост ВРП и положительную динамику в реальном секторе. Между тем ОАО «Пензхиммаш», предприятие с чистой прибылью в 1 млрд рублей, попало под наблюдение, крупнейший застройщик ОАО «Пензастрой» — в состоянии банкротства, на «ЗИФ Плюс» наблюдение и невнятная ситуация с выплатой зарплат. Можно ли в условиях, когда промышленные гиганты в таком состоянии, говорить о росте показателей в реальном секторе?

— Вы говорите о гигантах, а я сразу вспомнил: «были и мы молодыми». Были когда-то в советское время гигантами. Ситуация с «Пензхиммашем» лежит в судебной плоскости, белорусские партнеры предъявили нашему предприятию претензии, мы предъявили им в десятикратном размере и имеем на то основания. Завод работает. «ЗИФ Плюс» никогда не был гигантом, таковым был завод ЗИФ в советское время, когда выпускал велосипеды и оборонную продукцию. Сейчас это предприятие небольшое, частное, которое постоянно лихорадит. В 2013 году появились проблемы с выплатой зарплат и оплатой в фонды. Люди работали на старых советских станках, я недавно с большим трудом вернул их в государственную собственность, чтобы не растащили. Завод давно потерял лицензию на право производства оборонной продукции. Самая большая проблема была с выплатой денег за прошлые периоды. Мы работали с прокуратурой, министерством обороны, приставами и добились, что людям полностью погасили долги по зарплате. Сейчас мы рассчитываем на оздоровление предприятия, опыт соответствующий у нас есть. Например, ЗАО «Точприбор», который был банкротом последние 10 лет. Зашел зарубежный инвестор, провели процедуры по оздоровлению предприятия. Сейчас оно функционирует, выпускает свыше 400 наименований электрооборудования для железной дороги и для атомных подводных лодок.

«Пензастрой» в список банкротов вы зачислить явно поспешили. Да, до кризиса компания была самой мощной и авторитетной. Они строили очень качественное жилье. Не взяв ни копейки из бюджета, расселили много людей. Но они не рассчитали свои силы, построили завод по производству железобетонных изделий примерно за полмиллиона рублей. Завершение строительства предприятия пришлось на начало нового кризиса и введения санкций. Произошел обвал спроса, тем более что у нас очень серьезная конкуренция в строительной отрасли. Решением проблем «Пензастроя» мы занимаемся очень серьезно. Для нас главное, чтобы не было обманутых дольщиков. Поэтому привлекаем других застройщиков, которые крепко стоят на ногах. Высокий ИПП поддерживается, в том числе, за счет новых предприятий. У нас действительно реализуется много новых инвестпроектов.

— Какие?

— Например, ООО «Азия Цемент», построили завод, вышли на проектную мощность, у них выше 15 млрд рублей объем инвестиций.

ГК «Дамате», которая производит мясо индейки. В 2016 году вышла на объем производства в 60 тыс. тонн продукции, обошли ростовскую компанию «Евродон», вышли на первое место в России. В прошлом году получили разрешение на экспорт в 14 стран, включая ЕС, активно там работают. Выпускают свыше 300 наименований изделий. Сейчас с ними подписали инвестсоглашение, которое было ратифицировано Заксобранием. На сегодняшний день в проект общей стоимостью 25,6 млрд рублей уже фактически проинвестировано свыше 17 млрд. Компания приступила к расширению мощностей, строит новый завод и планирует выйти на показатель в 110 тыс. тонн в год.

Компания «Русмолко» вложила в регион почти 12 млрд рублей. Они завершили проект в селе Аршиновка Нижнеломовского района на 4,6 тыс. голов дойного стада стоимостью около 3 млрд рублей, этим летом вводят дополнительные мощности на 1200 голов. Созданы рабочие места, есть комплекс по воспроизводству стада в Кузнецком районе. В этом году вводят в эксплуатацию новый элеватор на 100 тыс. тонн в Пачелмском районе.

ООО «Грибная компания» приступила к проекту по строительству грибного завода в Сердобске за 1,2 млрд рублей. Компания «Маяк», производитель различных видов бумаги, в постоянном развитии. В прошлом году вышли на объем производства в 8 млрд рублей, в этом году выходят на 10 млрд, на предприятии 1,5 тыс. рабочих. Мощнейшее производство, высокая рентабельность. АО «ППО ЭВТ» им. В. А. Ревунова», производитель бытовой техники. Если в 15-м году объем производства составил 2,5 млрд рублей, то в 2016 году за счет привлечения инвестиций вышли на 5,5 млрд рублей, в этом году планируют 7–7,5 млрд рублей. Это рабочие места, они дополнительно приняли 300 рабочих.

Я не говорю уже про инвестиции в сельское хозяйство. Объем производства сельхозпродукции за прошлый год в регионе составил 88 млрд рублей в денежном выражении. Это выше на 7 %, чем годом ранее. Урожайность зерновых и зернобобовых самая высокая в ПФО. Сбор свеклы увеличили с 1,5 до 2 млн тонн. Сахарные заводы модернизируются, только Бековский вкладывает 1 млрд рублей в реконструкцию, что позволит перерабатывать в сутки 6 тыс. тонн сахарной свеклы. На площадке Российского инвестиционного форума мы завязались с инвестором, который хочет построить завод по глубокой переработке пшеницы и выработке мальтозы. Объем инвестиций — почти 13 млрд рублей. Они уже подготовили проект, сейчас защищаются в банках, чтобы получить кредит.

Долго могу перечислять, инвестиционный портфель у нас неплохой. Хотя, конечно, и стремимся мы к большему, останавливаться нельзя, потом не догонишь.

— Согласно информации сайта правительства Пензенской области, постоянно идут какие-то переговоры с потенциальными инвесторами. Из тех, с кем вы встречались и даже заключили договор о намерениях, какой процент в итоге реально вкладывает деньги? Ведь явно же не все?

— Понятно, что не все. Инвестор на строительство еще одного цементного завода, например, пока не вложился… С «Садами Придонья» я встречался, в Пензе они инвестируют в выращивание садов, а перерабатывающий завод построили в Саратовской области. Вот ГК «ФомЛайн», запустившая в Кузнецке производство поролона. Они зашли в начале 2016 года, планируют к августу полностью запустить производство. Хотели уйти в Саратов, Ульяновск или в Самару. Я объяснял, что в Пензе один из крупнейших кластеров по производству мебели эконом-класса, показывал потребность в их продукции, дал все преференции, какие допускает законодательство. Уговорил. Для иностранных инвесторов очень важно, кто у нас работает из других государств. Если француз, голландец, немец тут 20 лет живет и вкладывает деньги, значит, условия нормальные.

— Вы провели с инвесторами переговоры, а они, говорят: нет, мы уходим в Самару. Вы же спрашиваете, что случилось?

— Нет, они так не говорят (смеется). Дело в том, что в большой субъект проще зайти, потому что есть спрос, потребление. Но у нас в регионе хорошая логистика: трасса М‑5, Саратов недалеко, Самара, Тамбов… Приходится буквально «зацеловывать» инвестора. Когда он видит такое отношение, меняет взгляды. Наша позиция — самим идти к бизнесу, а не ждать, пока он придет. Мне бы очень хотелось, чтобы наши банки давали хорошие кредиты под небольшой процент для инвесторов. Хорошо, что сейчас есть федеральные программы при минпромторге, в которых наши предприятия участвуют. А вот с банками пока сложнее, и это тоже сдерживает. Тем не менее в прошлом году областное правительство по моему поручению изыскало дополнительные средства и докапитализировало фонд «Поручитель» на 30 млн рублей. В текущем году мы нарастим бюджет фонда еще на 50 млн. Эта мера уже позволила нам увеличить максимальную сумму займа — до 3 млн рублей и максимальный срок выдачи кредита до 3 лет.

— В отчете по итогам 2016 года были данные о том, что в Пензенской области создано 276 новых сельхозпредприятий. За счет чего такое количество? Происходит ли на этом фоне закрытие ранее работающих предприятий, какова статистика?

— Мы очень активно занимаемся возвращением в оборот неиспользуемых земель. Например, в прошлом году введено 75 тыс. га, в этом году планируем ввести еще 50 тыс. га. Соответственно, растет количество новых КФХ. Какой-то небольшой процент действительно закрывается, но это не то количество, которое может повлиять на положительную статистику. Увеличивается число реально работающих предприятий. А закрываются «пустышки», я сам дал указание — нам дутые цифры не нужны. Надеюсь, динамика сохранится, потому что этот сектор экономики очень перспективный. Кстати, только в прошлом году из федерального и областного бюджетов выделено 3,2 млрд рублей субсидий для аграриев.

— Эти деньги оправдывают себя?

— Судя по темпам, с которыми развивается наш аграрный сектор, конечно, оправдывают. Хотя даже с такими вложениями нам кажется, что мы недостаточно эффективно поддерживаем бизнес, надо вкладывать еще больше, ведь за каждым вложенным рублем стоят рабочие места, возможность развития территории, социальная стабильность, семьи, где будут рождаться дети.

— Последнее время вы много говорите о необходимости вывода предприятий из тени, много совещаний посвящено этому вопросу. Но есть мнение, что усилия, которые затрачивают власти на то, чтобы вывести из тени трудовые отношения, несоразмерны результатам. В тени бизнесу комфортнее…

— В прошлом году мы легализовали более 66 тыс. трудовых отношений. В правительстве созданы две рабочие группы, в которые входят председатель правительства, представители налоговой инспекции, прокуратуры, полиции, общественники, которые контролируют работодателей.

— Но ведь проверка приехала и уехала…

— Именно так, у многих есть соблазн сказать сотруднику: они уехали, а я остался, будем работать на прежних условиях. С другой стороны, нормальные предприятия заинтересованы в том, чтобы трудовые отношения были легальными, все-таки там крупные заказы, и их деятельность в целом более прозрачна. На аграриев у меня есть рычаг — субсидии. Если хозяйство не хочет работать по закону, оно их не получит. Мы и людям объясняем, что так не должно быть, открываем анонимные «горячие линии».

— Та же история, наверное, с малым и средним бизнесом, который тоже не торопится выходить из тени? Ведь только предприниматель регистрируется, к нему тут же приходят различные контролирующие структуры. Как его заставить легализоваться?

— Есть и такое, надо ими заниматься. Мы законом Пензенской области предоставили вновь создаваемым субъектам малого и среднего бизнеса «нулевые» налоговые каникулы. Далеко не все регионы это сделали. Я считаю, лучше дать послабления, но перед этим посчитать, что для нас важнее: сиюминутное пополнение казны или сохранение предприятий. У власти же в голове одно и то же — что-то повысить и наполнить бюджет. Но поднимешь налог или аренду на муниципальные помещения, предприниматель уйдет, а может, и закроется. Не будет ни налогов, ни рабочих мест. Какой резон?

— Вообще, какова ситуация с предприятиями малого и среднего бизнеса. Много закрывается?

— Наоборот, у нас прирост. Конечно, предприятия стали открываться менее активно, нежели когда это было более комфортно с точки зрения экономики, и был небольшой спад. Но сейчас вновь стали появляться, в 2016 году мы видим хороший темп роста. Кто бы что мне ни говорил, мы смотрим по экономическим показателям: по бизнесу, по НДФЛ, по налогу на имущество. По поступлениям сразу становится все понятно. И мы видим, что налоговые зачисления от малого и среднего бизнеса в бюджет достигли 31 %. Это очень хороший результат — в России 28 %. Значит, мы на правильном пути.

— В этом году в Пензенской области пройдут выборы в Законодательное собрание. Губернаторы традиционно возглавляют предвыборные списки «Единой России». И уже пресса пишет, что вы, возможно, пойдете первым номером. Как будет на самом деле?

— Возглавлю. Вам первому это говорю.

— Вам не кажется, что в этом есть некоторое введение в заблуждение избирателя, ведь вы же явно не перейдете на работу в парламент?

— Нет, это не введение в заблуждение. Участие в выборах в Законодательное собрание — это еще одна возможность встретиться с гражданами, пообщаться с ними. Как губернатор и член партии буду использовать предвыборную ситуацию для того, чтобы глубже понять, какие у нас есть трудности, как с ними справляться.

— Сейчас в Пензе нестабильная ситуация в городской думе в связи с представлением прокурора о досрочном сложении полномочий несколькими депутатами из-за недостоверных сведений о доходах. Ходили разговоры об уходе председателя гордумы, зампред гордумы Георгий Тюрин подозревается в коррупционных преступлениях. Каково ваше видение развития ситуации в гордуме?

— Я скажу так: в Пензенской городской думе никогда не было проблем, нет их и сегодня. Если бы я дал согласие на то, чтобы депутаты сложили полномочия и вновь пошли на выборы, они бы победили. У меня в этом нет никаких сомнений! Прокуратура увидела проблему, обозначила ее. Там, где нарушения были более серьезные, надзорный орган настоял на сложении полномочий, и депутаты их сложили. Другие депутаты, у которых выявили мелочи вроде неверно расставленных запятых в декларациях, остались, потому что умысла на нарушение не было.

Случай с зампредом гордумы, а теперь уже рядовым депутатом, неприятный. Для меня это было неожиданностью, я его знал только с положительной стороны. И не только я, избиратели тоже. Уверен, правоохранительные органы разберутся.

Сегодня в нашей стране по требованию президента идет очищение всех ветвей власти от коррупции. Депутат ли ты, мэр, губернатор, простой работник ГИБДД — если виновен, наказание неотвратимо. Я это только приветствую. Так что, если кто-то пишет, что в гордуме какой-то кризис — это «притянуто за уши», ничего подобного не происходит.

— В прессе вам часто пеняют на то, что в исполнительной власти осталось много кадров из правительства прежнего губернатора Василия Бочкарева, к которым есть претензии. По какому принципу вы подбираете людей?

— Вполне может быть, что кому-то кто-то действительно не нравится. Между тем Николай Симонов, председатель правительства, ключевая должность — новый человек, первый зампред правительства Андрей Кулинцев– новый, руководитель аппарата губернатора Лариса Рябихина — новая, зампред по инвестициям Андрей Лузгин — тоже, он вообще не работал в системе власти. Новые люди в правительстве зампреды Олег Ягов и Василий Трохин. Более половины кабинета министров обновлено.

Сегодня моя команда показывает хорошие темпы развития, все работают добросовестно. Я подбираю людей по профессиональным качествам и умению достигать целей. А их у нас предостаточно.

 

    Автор - Сергей Петунин
    Источник - http://kommersant.ru/doc/3326223
    Россия и мир
    Социальные комментарии Cackle
    Опрос
    САВИНОГЕЙТ. Может ли фигурант явно коррупционного скандала оставаться на посту вице-губернатора Пензенской области?

     Да, может, такие лица - системообразующий стержень нынешней власти региона и России
     Нет, не может, такие лица дискредитируют Россию и лично Белозерцева
     Прилюдно наказать шалуна Савина и пусть работает дальше

    Последние комментарии
    Дайджест СМИ
    Фоторепортажи